За вашу и нашу Свободу! (lev_sharansky2) wrote,
За вашу и нашу Свободу!
lev_sharansky2

Category:
  • Location:
  • Music:

Люстрация неотвратима.

Падение режима неизбежно. И для того, что чекистский режим рухнул, рукопожатным и совестливым людям необходимо вскрывать и заносить в специальные списки всевозможных чекистов, путинистов и прочую кремлядь для осуществления массовых люстраций. Большую помощь в этом деле правозащитным организациям оказывают демократические журналисты как например Володя Варфоломеев. Но, повторюсь, для рыбки покрупнее нужны более опытные правозащитники, прошедшее базовую подготовку на различных курсах в Нью-Йорке, Вашингтоне, Лэнгли и Абу-Грейбе. И тут на первый план выходят люди вроде членов Совета Старейшин трактира «Матрешка». Нам не привыкать профессионально бороться с чекизмом и тоталитаризмом за вашу и нашу свободу.

В свой прошедший отпуск я хотел окончательно решить вопрос с Олегом Панфиловым, этим зубром путинизма в Закавказье. Не удалось – красномордый жулик ловко выскользнул из моих лап в Прагу прямо у меня под носом. Что ж, и на старуху бывает проруха, и рукопожатный правозащитник бывает не выигрывает грант Freedom House. «Щаранский промахнулся» скалятся путинские шакалы, но смеется тот у кого припрятана кипа. Да, Панфилов ушел от возмездия, но ничто не вечно под луной, и я могу нагрянуть и люстрировать чекиста в любой момент. И не удастся ему спрятаться ни за какую Нану. Ну а сейчас небольшой рассказ как это должно было быть в мой приезд в Джорджию, и как это будет в скором будущем. Для большей достоверности повествование поведу от третьего лица.

Солнечным апрельским вечером в Тбилисе приземлился борт из Нью-Йорка и на землю демократической Джорджии вальяжно ступил солидный господин в ослепительном белом костюме и черном сомбреро. Торжественная шеренга гвардейцев батоно Мишико в парадных кирасах вскинула карабины, и заиграл марш Кикабидзе «Мои года – мое богатство». Гвардейцы многое повидали в своей жизни, неоднократно с позором громили русских оккупантов, но даже у них заиграли мурашки на коже. Ведь прибывший был сам Лев Натанович Щаранский , правозащитник, диссидент, оппозиционный блоггер и министр-председатель правительства России в изгнании. Резво подъехал «Бугатти» с мигалкой и Щаранский исчез в багровом закате.

Завтра предстоял тяжелый день. Вместе с топ-боями знаменитой фанатской группировки тбилисского Динамо «Dynamic Khinkali Crew» Зурабом и Темуром ему предстояло накрыть разоблаченного агента КГБ Олега Панфилова, отвезти его подальше от людских глаз в Боржомский лес, поговорить по-мужски, а затем люстрировать (возможно даже ногами).


Зураб и Темур пребывали в отличном настроении. Только что они вернулись из Москвы, где в рамках Лиги Чемпионов Динамо Тбилис разгромило в полуфинале московских армейцев со счетом 7-1 (первый матч Динамо также выиграло 3-0). У тбилиссцев отметились голами Лео Месси, Криштиану Рональду, Златан Ибрагимович и капитан Каха Каладзе. Теперь в финале их ждал московский Спартак, со своей талантливой молодежью – Веллитоном, Ари, Ибсоном, Жано Ананидзе и ведомый вернувшимся Егором Титовым. Финал Лиги Чемпионов должен был состояться на новеньком стотысячнике в самом лучшем курорте Европы – Батуме, поэтому Динамо Тбилис ожидал почти домашний прием. Конечно, местная команда Батум Юнайтед – принципиальный соперник, но перед лицом общего врага оппоненты объявили временное перемирие и рукопожатно взялись за руки. Поэтому Зураб И Темур с энтузиазмом откликнулись на просьбу Льва Натановича.

Перед тем как выцеплять предателя, Щаранский, чтобы не быть засвеченным, снял свой дорогущий костюм (купленный на щедрый грант Human Rights Watch) и переоделся в “кежьюуал” – джинсы и поло Merc, толстовку Lonsdale, кепку Burberry и белые кроссовки. Перекинув через плечо модную сумку «Moscow 80», Лев Натанович стал окончательно походить на фаната-ультрас, способного ловко скрыться на шифре от любого акаба (полицейского). Его служба была и опасна и трудна и лишний ажиотаж правозащитнику был ни к чему. Щаранский громко выкрикнул «Hey Ho, Lets Go» и охота началась.

Даже высокие горы не помогут скрыться Олегу Панфилову от возмездия.


В отличие от прошлого раза, скауты-карланы Dynamic Khinkali Crew точно вычислили местоположение Олега Панфилова, и Щаранский вместе с Зурабом и Темуром быстро накрыли лубянского прихвостня. Чекист растерялся и оказался прижат к Хаммеру, на котором собирались транспортировать оборотня в погонах в Боржомский лес. Панфилов оперся спиной на автомобильное колесо и, пригорюнившись, не мигая, смотрел на клюквенный солнечный сегмент, появившийся над горизонтом. У Панфилова оказалось красное лицо со множеством старческих мелочей: мешочков, пульсирующих жилок и клубничных румянцев. Такое лицо бывает у человека, который прожил долгую беспорядочную жизнь, не имеет взрослых детей, пьет по утрам самогон "Киндзмараули" в больших количествах и пописывает в собственном блоге под псевдонимом "olegpanfilov2".

- Рассказать вам, Панфилов, как вы умрете?- неожиданно сказал Лев Натанович. Чекист вздрогнул и обернулся.
- Вы умрете так. Однажды, когда вы вернетесь в пустой, холодный номер гостиницы "Марсель" (это будет где-нибудь в провинциальном городе, куда занесет вас профессия), вы почувствуете себя плохо. У вас отнимется нога. Голодный и небритый, вы будете лежать на деревянном топчане, и никто к вам не придет. Панфилов, никто вас не пожалеет. Детей вы не родили из экономии, а жен бросали. Вы будете мучиться целую неделю. Агония ваша будет ужасна. Вы будете умирать долго, и это всем надоест. Вы еще не совсем умрете, а бюрократ, заведующий гостиницей, уже напишет отношение в отдел коммунального хозяйства о выдаче бесплатного гроба... Как ваше имя и отчество?
- Олег Валентинович, - ответил пораженный Панфилов. - ... о выдаче бесплатного гроба для гражданина О. В. Панфилова. Впрочем, не надо слез, годика два вы еще протянете.

В эту минуту потух золотой зуб предателя. Панфилов развернулся, опустил голову и с криком: "А ты кто такой? " - вне себя бросился на Льва Натановича. Не переменяя позы и даже не повернув головы, правозащитник приемом боевого гопака вернул взбесившегося агента КГБ на прежнее место.
- Отпустите меня, - шепелявил тот, - я совсем бедный! Я год не был в бане. Я старый. Меня девушки не любят.
- Обратитесь в ПАСЕ, сказал Щаранский. - Может быть, там помогут.
- Меня никто не любит, - продолжал Панфилов, содрогаясь.
- А за что вас любить? Таких, как вы, девушки не любят. Они любят молодых, длинноногих, политически грамотных. А вы скоро умрете. И никто не напишет про вас в газете: "Еще один сгорел на работе". И на могиле не будет сидеть прекрасная вдова с персидскими глазами. И заплаканные дети не будут спрашивать: "Папа, папа, слышишь ли ты нас? "
- Не говорите так! - закричал перепугавшийся чекист. - Я всех вас переживу. Вы не знаете Панфилова. Панфилов вас всех еще продаст и купит. Отпустите меня.

Зураб не выдержал, треснул псевдожурналиста по зубам и закинул внутрь Хаммера. Остальные также погрузились в броневик демократии и джип набрал ход по направлению к Боржомскому лесу. Подъехав к опушке, дальше решили идти пешком вглубь леса. Дорога тянулась бесконечно, и Панфилов отставал все больше и больше (бежать ему было некуда и за ним особо не следили).

Сподвижники уже спустились в неширокую желтую долину, а таджик-чекист все еще черно рисовался на гребне холма в зеленоватом сумеречном небе.

- Старик стал невозможным, - сказал голодный Щаранский. - Придется его рассчитать. Идите, Зураб, притащите этого симулянта!
Недовольный Зураб отправился выполнять поручение. Пока он взбегал на холм, фигура Панфилова исчезла.
- Что-то случилось, - сказал Темур через несколько времени, глядя на гребень, с которого семафорил руками.
Топ-бой и правозащитник поднялись вверх. Путинский холуй лежал посреди дороги неподвижно, как кукла.

Розовая лента галстука косо пересекала его грудь. Одна рука была подвернута под спину. Глаза дерзко смотрели в небо. Панфилов был мертв.

- Паралич сердца, - сказал Лев Натанович, чтобы хоть что-нибудь сказать. - Могу определить и без стетоскопа. Бедный старик!
Он отвернулся. Зураб не мог отвести глаз от покойника. Внезапно он скривился и с трудом выговорил:
- А я его побил. И еще раньше с ним дрался.
Темур с ужасом посмотрел на Панфилова и запел латинскую молитву.
- Бросьте, Темур! - сказал диссидент-правозащитник. - Я знаю все, что вы намерены сделать. После псалма вы скажете: "Бог дал, бог и взял", потом: "Все под богом ходим", а потом еще что-нибудь лишенное смысла, вроде: "Ему теперь все-таки лучше, чем нам". Всего этого не нужно, Темур. Перед нами простая задача: тело должно быть предано земле.

Было уже совсем темно, когда для чекиста нашлось последнее пристанище. Это была естественная могила, вымытая дождями у основания каменной, перпендикулярно поставленной плиты. Давно, видно, стояла эта плита у дороги. Может быть, красовалась на ней некогда надпись: "Владъние помъщика отставного майора Георгiя Афанасьевича Волкъ-Лисицкого", а может быть, был это просто межевой знак времен георгиевского трактата, да это было и неважно. Панфилова положили в яму, накопали палками земли и засыпали. Потом сподвижники налегли плечами на расшатавшуюся от времени плиту и обрушили ее вниз. Теперь могила была готова. При спичечных вспышках министр-председатель вывел на плите куском кирпича эпитафию:

"Здесь лежит
ОЛЕГ ВАЛЕНТИНОВИЧ ПАНФИЛОВ
человек без родины"

Лев Натанович снял свою модную кепку Burberry и сказал:
- Я часто был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший комсомолец, совок и чекист. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счет общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Олег Валентинович не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Все! Так победим! С уважением Лев Щаранский.

Зураб и Темур остались недовольны надгробным словом Льва Натановича. Они сочли бы более уместным, если бы великий правозащитник распространился о благодеяниях, оказанных покойным обществу, о помощи его бедным, о чуткой душе покойного, о его любви к детям, а также обо всем том, что приписывается любому покойнику. Зураб даже подступил к могиле, чтоб высказать все это самому, но диссидент уже надел кепи и удалялся быстрыми шагами.

С уважением, Лев Щаранский.
Tags: Борцы за свободу, Джорджия, Люстрации, Околосоккер, Правозащитники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →