?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Война клоническая.

Падение режима неизбежно. Путинская банда отчетливо это понимает и идет на беспрецедентные меры, чтобы сохранить власть. Нет предела человеческой мерзости и чекисты в очередной раз доказали это, развязав новый тип войны с добром и справедливостью. Идет война клоническая – чекистская война. Бывали времена страшней, но не было подлей. Тоталитаризму мало регулярного облучения различными резонаторными облучателями жилищ рукопожатных и приличных людей, им мало повсеместного внедрения квартирных психотронных гулагов и распыления отравленной зубной пасты. Чекисты вышли на новый уровень – клонирование различных выдающихся деятелей правозащитной тусовки и внедрение разлада в ряды демократической общественности.




Дабы не быть голословным, вспомните, сколько, до недавнего времени рукопожатных, деятелей интеллигенции внезапно стали вести себя не так, как обычно. Вспомните тихого и совестливого таджикского профессора Олега Панфилова, для которого всеобщая свобода и защита прав человека были неоспоримым приоритетом. Который вдруг превратился в злобного чекиста, травящего демократическую Джорджию, радио «Свобода» и регулярно печатающий в своем блоге какие-то непонятные рэпаки. Вспомните Илью Яшина, бывшего верного сподвижника Бориса Немцова, который вдруг ударился в левачество и скрытую пропаганду чекизма. Проффесора Лопатникова, который в 90-е яростно поддерживал Бориса Ельцина и перебрался в оплот свободы, а сейчас несет какую-то сталинистскую чушь. Вспомните Макаревича, Кинчева, грудью защищавших Белый дом на баррикадах в рокочущем 91-м, а ныне превратившихся в придворных рокеров.

Куда подевались рок-герои 90-х? Один Паук продолжает крепиться..


Это еще цветочки. Все помнят попытки чекистов клонировать Соломона Хайкина и заменить настоящего уполномоченного по правам и свободам на митингах. Попытка провалилась, благодаря чуткости либеральной интеллигенции, но осадок остался. Мало того, КГБ решилось на более крупную провокацию. Сегодня я опубликую в блоге эксклюзивный и засекреченный материал. Гриф секретности решено было снять на внеплановом заседании Совета Старейшин трактира «Матрешка» дабы уберечь приличных и цивилизованных людей и геев от лубянских провокаций.
Началось все с одного оппозиционного митинга в Нижнем Новгороде несколько месяцев назад. Нужно было проконтролировать норму выработку грантов различных демократических фондов и лично убедиться в совестливости региональных правозащитников. Зная, что КГБ ведет на меня охоту, на митинг я пришел тайком, замаскировавшись под гота. Первоначально все шло как задумано, со сцены выступали местные диссиденты, реяли флаги «Солидарности», интеллигенция совестливо и неравнодушно внимала ораторам и одобряла. Как вдруг по толпе пронесся шум и возбуждение «Щаранский! Щаранский!». Я растерялся, неужто меня раскрыли, ведь я хотел остаться инкогнито. Внезапно толпа расступилась, и на трибуну поднялся некто до боли напоминающий кого-то знакомого. Несколько секунд я простоял в оцепенении даже удивленно раскрыл рот. Человек напоминал меня самого!



«Падение режима неизбежно!», - произнес двойник, и толпа взорвалась громом аплодисментов. Клон поклонился и продолжил: «Крепитесь! НАТО нам поможет!». До меня начала доходить вся опасность ситуации. КГБ решило расколоть рукопожатную среду и устроило турне моих клонов по глубинке (как «Ласковый май » в свое время). Тем временно двойник уверенно продолжал свою речь: «Свободу Ходорковскому! Жить не по лжи! Мои предки, князья Щаранские, были особами, приближенными к Императору. Прежде чем спрашивать, что правозащитник сделал для тебя, задай себе вопрос, а что ты сделал для правозащитника? Путина будут судить. Почему молчит Людмила Алексеева? Слезинка ребенка важнее всех войн на земле. Будущее – за толерантным и мультикультурным обществом. Неисчислимы преступления сталинизма. Сибирь – под контроль мирового сообщества. За вашу и нашу свободу. Так победим!». Все это время зрители слушали и одобряли выступление. «С уважением, Лев Щаранский», - закончил свое выступление клон и площадь, где проводился митинг, разразилась бурными аплодисментами. Интеллигенты и диссиденты хлопали минут двадцать и к концу этого времени все тяжело дышали и смотрели друг на друга. Кто-то прекратил хлопать, и, как по команде, наступила тишина. Оппозиционеры облегченно вздыхали. К прекратившему хлопать первому подошли сотрудники службы безопасности правозащитного фонда «За права человека» и увели куда-то, попутно оформив протокол люстрации. В это время я уже полным ходом связался с департаментом контрразведки трактира «Матрешка» и вел консультации с его шефом вице-адмиралом Яковом Кульманом. Срочно готовилась к командировке группа захвата.

После митинга клон растворился, и его так и не удалось найти. По всем правозащитным ячейкам России была объявлена красная степень угрозы и усилена бдительность. Опытные диссиденты включились в операцию «Перехват». В результате таких беспрецедентных мер безопасности был обнаружен и обезврежен чекистский двойник в районе Самары. Вскоре он был тайком вывезен в Литву и транспортом ЦРУ доставлен на Брайтон. Первые два дня с ним работали специалисты департамента контрразведки, а на третий день я самолично спустился в подвалы трактира «Матрешка», где находилась пыточная наших контрразведчиков. На дыбе окровавленный висел двойник и давал показания. Сразу оговорюсь, не стоит сравнивать чекистские и демократические пытки. Это особый случай. Если чекисты пытают от своего варварства, садизма и заветов сталинизма, то в демократических странах пытки и пытками назвать нельзя – это просто допросы третьей степени, которые помогают самому же подозреваемому искупить свою вину и спасают от лап террористов тысячи невинных граждан и слезинки ребенка.

Разоблаченный клон оказался неким Денисом Брюгелем и даже под угрозой быть прокрученным в большой демократической мясорубке, стоящей около дыбы, не сознался в связях с Лубянкой. Все оказалось немного банальнее. Помимо агентов КГБ, внедренных в демократическую среду, в качестве моих клонов выступали и различные авантюристы, решившие сделать мелкий гешефт на моей популярности и известности. Одним из таких жуликов и оказался этот Брюгель. Что ж, в другой ситуации, я возможно бы и сам одобрил бы такой способ получения гешефта, но негодяи замахнулись на святое и заслуживали крепкой порки.

Ну а теперь, что же поведал нам Брюгель. Дело было в Саратове. Авантюрист решил прикрыться моим именем и получить небольшой грант в местном отделении Московской Хельсинской Группы. Он некоторое время побродил около офиса правозащитной организации, следя за графиком работы правозащитников, и убежденным тоном сказал:
- Нет, это не Брайтон Бич!

Через минуту он уже стучался в дверь кабинета директора Саратовской Московской Хельсинской Группы.
- Вам кого? - спросил его секретарь, сидевший за столом, рядом с дверью. - Зачем вам к директору? По какому делу?
Как видно, посетитель тонко знал систему обращения с секретарями правозащитных организаций. Он не стал заявлять, что прибыл по срочному, демократическому делу.
- По личному, - сухо сказал он, не оглядываясь на секретаря и засовывая голову в дверную щель. - К вам можно?
И (нет запятой!) не дожидаясь ответа, приблизился к письменному столу.
- Здравствуйте, вы меня узнаете?
Председатель, черноглазый большеголовый человек в синем пиджаке и таких же брюках, заправленных в сапоги на высоких скороходовских каблучках, посмотрел на посетителя довольно рассеянно и заявил, что не узнает.
- Неужели не узнаете? А между тем многие находят, что я поразительно похож на своего деда.
- Я тоже похож на своего деда, - нетерпеливо сказал директор, - вам чего, месье?
- Тут все дело в том, какой дед, - грустно заметил посетитель. - Я Лев Щаранский.

Директор смутился и приподнялся. Он живо вспомнил знаменитый облик революционного диссидента с бледным бородатым лицом и в черной белом костюме с черным сомбреро. Пока он собирался с мыслями, чтобы задать выдающемуся правозащитнику приличествующий случаю вопрос, посетитель присматривался к меблировке кабинета взглядом разборчивого покупателя.

Когда-то, в советские времена, меблировка присутственных мест производилась по трафарету. Выращена была особая порода казенной мебели: плоские, уходящие под потолок шкафы, деревянные диваны с трехдюймовыми полированными сиденьями, столы на биллиардных ногах и дубовые парапеты, отделявшие присутствие от внешнего беспокойного мира. За время демократии эта порода мебели почти исчезла, и секрет ее выработки был утерян. Люди забыли, как нужно обставлять помещения должностных лиц, и в служебных кабинетах появились предметы, считавшиеся до сих пор неотъемлемой принадлежностью частной квартиры. В учреждениях появились пружинные адвокатские диваны с зеркальной полочкой для семи фарфоровых слонов, которые якобы приносят счастье, горки для посуды, этажерочки, специальные кожаные кресла для ревматиков и голубые японские вазы, расставленные по фэн-шую. В кабинете директора Саратовской Московской Хельсинской Группы, кроме обычного письменного стола, прижились два пуфика, обитых полопавшимся голубым шелком, полосатая козетка, большой парадный портрет Валерии Новодворской и зеркальный шкаф грубой рыночной работы.
"А шкафчик-то типа "Гей-парады!", - подумал посетитель, - тут много не возьмешь. Нет, это не Брайтон Бич".

- Очень хорошо, что вы зашли, - сказал наконец директор. - Вы, вероятно, из Нью-Йорка?
- Да, проездом, - ответил посетитель, разглядывая козетку и все более убеждаясь, что финансовые дела директора Саратовской Московской Хельсинской Группы плохи. Он предпочитал правозащитные фонды, обставленные новой шведской мебелью из «Икеи».
Директор хотел было спросить о цели приезда диссидента и блоггера в Саратов, но неожиданно для самого себя жалобно улыбнулся и сказал:
- Демократы у нас замечательные. Тут уже из Human Right Watch приезжали, собираются увеличить количество грантов. Скажите, а вы-то сами помните выход диссидентов на Красную площадь в 68-м?
- Смутно, смутно, - ответил посетитель. - В то героическое время я был еще крайне мал. Я был подростком.
- Простите, а как Вас по батюшке?
"Ах, как нехорошо", - подумал посетитель, который и сам не знал имени своего отца.
- Да-а, - протянул он, уклоняясь от прямого ответа, - теперь многие не знают имен героев. Угар нефтяного бума. Нет того энтузиазма. Я, собственно, попал к вам в город совершенно случайно. Дорожная неприятность. Остался без цента...

Директор очень обрадовался перемене разговора. Ему показалось позорным то, что он забыл имя брайтонского героя.
"Действительно, - думал он, с любовью глядя на воодушевленное лицо гостя, - глохнешь тут за работой. Великие вехи забываешь".
- Как вы говорите? Без цента? Это интересно.
- Конечно, я мог бы обратиться к частному лицу, - сказал посетитель, - мне всякий даст, но, вы понимаете, это не совсем удобно с политической точки зрения... Заслуженный диссидент и вдруг просит денег у нерукопожатного, у путиниста...
Последние слова министр-председатель произнес с надрывом. Директор тревожно прислушался к новым интонациям в голосе посетителя. "А вдруг припадочный? - подумал он. - Хлопот с ним не оберешься".
- И очень хорошо сделали, что не обратились к частнику, - сказал вконец запутавшийся директор.

Затем брайтонской интеллигент мягко, без нажима перешел к делу. Он просил пятьдесят тысяч долларов. Директор, стесненный узкими рамками местного бюджета, смог дать только восемь тысячи и три талона на бизнес-ланч в суши-баре "Бывший друг желудка".

Диссидент уложил деньги и талоны в глубокий карман поношенной, красно-синей толстовки с номером двадцать пять на спине и уже собрался было подняться с голубого пуфика, когда за дверью кабинета послышался топот и заградительный возглас секретаря. Дверь поспешно растворилась, и на пороге ее показался новый посетитель.
- Кто здесь главный? - спросил он, тяжело дыша и рыская блудливыми глазами.
- Ну, я, - сказал директор.
- Здоров, директор! - гаркнул новоприбывший, протягивая лопатообразную ладонь. - Будем знакомы! Щаранский.
- Кто? - спросил правозащитник, тараща глаза.
- Заслуженный диссидент и оппозиционный блоггер Щаранский! - повторил пришелец.
- А вот же месье сидит – Щаранский. Лев Щаранский.
И директор в полном расстройстве указал на первого посетителя, лицо которого внезапно приобрело сонное выражение.
В жизни двух жуликов наступило щекотливое мгновение. В руках скромного и доверчивого директора Саратовской Московской Хельсинской Группы в любой момент мог блеснуть длинный неприятный меч Немезиды. Судьба давала только одну секунду времени для создания спасительной комбинации. В глазах второго Щаранского отразился ужас.

Его фигура в летней рубашке "Парагвай", штанах цвета хаки и тяжелых армейских ботинках, еще минуту назад резкая и угловатая, стала расплываться, потеряла свои грозные контуры и уже решительно не внушала никакого уважения. На лице директора появилась скверная улыбка. И вот, когда второму министру-председателю уже казалось, что все потеряно и что ужасный директорский гнев свалится сейчас на его рыжую голову, с голубого пуфика пришло спасение.
- Натан! - закричал первый министр-председатель, вскакивая. - Родной братик! Узнаешь брата Леву?
И первый Щаранский заключил второго Щаранского в объятия.
- Узнаю! - воскликнул прозревший Натан. - Узнаю брата Леву!

Счастливая встреча ознаменовалась такими сумбурными ласками и столь необыкновенными по силе объятиями, что второй брайтонский диссидент вышел из них с побледневшим от боли лицом. Брат Лева на радостях помял его довольно сильно.

Обнимаясь, оба Щаранского искоса поглядывали на директора, с лица которого не сходило уксусное выражение. Ввиду этого спасительную комбинацию тут же на месте пришлось развить, пополнить бытовыми деталями и новыми, ускользнувшими от правозащитных организаций, подробностями методички «Лев Щаранский». Держась за руки, братья опустились на козетку и, не спуская льстивых глаз с директора, погрузились в воспоминания.

- До чего удивительная встреча! - фальшиво воскликнул первый Щаранский, взглядом приглашая директора примкнуть к семейному торжеству.
- Да, - сказал директор замороженным голосом. - Бывает.
Увидев, что директор все еще находится в лапах сомнения, первый Щаранский погладил брата по рыжим, как у сеттера, кудрям и ласково спросил:
- Когда же ты приехал из Тель-Авива, где ты жил у тети Сары?
- Да, я там жил, - пробормотал второй Щаранский, - у нее.
- Что ж ты мне так редко писал? Я очень беспокоился.
- Занят был, - угрюмо ответил рыжеволосый.
И, опасаясь, что неугомонный брат сейчас же заинтересуется, чем он был занят (а занят он был преимущественно тем, что играл в танчики на сервере WoT), - второй Щаранский вырвал инициативу и сам задал вопрос.
- А ты почему не писал?
- Я писал, - неожиданно ответил братец, чувствуя необыкновенный прилив веселости. - Заказные письма посылал. У меня даже почтовые квитанции есть. - И он полез в боковой карман, откуда действительно вынул множество лежалых бумажек. Но показал их почему-то не брату, а директору, да и то издали.

Как ни странно, но вид бумажек немного успокоил директора, и воспоминания братьев стали живее. Рыжеволосый вполне освоился с обстановкой и довольно толково, хотя и монотонно, рассказал содержание массовой брошюры "Биография Льва Щаранского"". Брат украшал его сухое изложение деталями настолько живописными, что директор, начинавший было уже успокаиваться, снова навострил уши.

Однако он отпустил братьев с миром, и они выбежали на улицу, чувствуя большое облегчение.
За углом офиса Саратовской Московской Хельсинской Группы они остановились.
- Кстати, о детстве, - сказал первый Щаранский, - в детстве таких, как вы, я убивал на месте. Из рогатки.
- Почему? - радостно спросил второй Щаранский.
- Таковы суровые законы жизни. Или, короче выражаясь, - жизнь диктует нам свои суровые законы. Вы зачем полезли в кабинет? Разве вы не видели, что директор не один?
- Я думал...
- Ах, вы думали? Какова хуя, Валера? Вы, значит, иногда думаете? Вы - мыслитель? Как ваша фамилия, мыслитель? Лев Рубинштейн? Пионтковский? Леонид Радзиховский?
Рыжеволосый молчал, подавленный справедливым обвинением.
- Ну, я вас прощаю. Живите. А теперь давайте познакомимся. Как-никак - мы братья, а родство обязывает. Меня зовут Денис Брюгель. Разрешите также узнать вашу первую фамилию.
- Мартьянов, - представился рыжеволосый, - Андрей Мартьянов.
- О профессии не спрашиваю, - учтиво сказал Брюгель, - но догадываюсь. Вероятно, что-нибудь интеллектуальное? Топовых постов в ЖЖ за этот год много?
- Двадцать восемь, - свободно ответил Мартьянов.
- Вот это нехорошо. Почему вы продаете свою бессмертную душу? Человек не должен писать всякую чушь в блогах, когда можно сходить на стадион, поболеть за ЦСКА.
Денис долго еще развивал бы свои взгляды на жизнь, если бы его не перебил Мартьянов.
- Смотрите, - сказал он, указывая на зеленые глубины Бульвара Молодых Дарований. - Видите, вон идет человек в соломенной шляпке.
- Вижу, - высокомерно сказал Денис. - Ну и что же? Это губернатор острова Борнео?
- Это Вершинин, - сказал Шура, - тоже Лев Щаранский.

По аллее, в тени августейших лип, склонясь немного набок, двигался немолодой уже гражданин. Твердая соломенная шляпа с рубчатыми краями боком сидела на его голове. Брюки были настолько коротки, что обнажали белые завязки кальсон. Под усами гражданина, подобно огоньку папиросы, пылал золотой зуб.
- Как, еще Щаранский? - сказал Денис. - Это становится забавным.
Лев Рэмович Вершинин подошел к зданию офиса Саратовской Московской Хельсинской Группы, задумчиво описал у входа восьмерку, взялся за поля шляпы обоими руками и правильно установил ее на голове, обдернул пиджак и, тяжело вздохнув, двинулся внутрь.
- У диссидента было три клона, - заметил Брюгель, - два умных, а третий - дурак. Его нужно предостеречь.
- Не надо, - сказал Мартьянов, - пусть знает в другой раз, как валить из Рашки в Испанию.
- Я человек завистливый, - сознался Брюгель, - но тут завидовать нечему. Вы никогда не видели боя быков? Пойдем, посмотрим.

Сдружившиеся Щаранские вышли из-за угла и подступили к окну директорского кабинета.
За туманным, немытым стеклом сидел директор. Он быстро писал. Как у всех пишущих, лицо у него было скорбное. Вдруг он поднял голову. Дверь распахнулась, и в комнату проник Вершинин. Прижимая шляпу к сальному пиджаку, он остановился перед столом и долго шевелил толстыми губами. После этого председатель подскочил на стуле и широко раскрыл рот. Друзья услышали протяжный крик.

Со словами "Все назад!" Денис увлек за собою Мартьянова. Они побежали на бульвар и спрятались за деревом.
- Снимите шляпы, - сказал Денис, - обнажите головы. Сейчас состоится вынос тела.
Он не ошибся. Не успели еще замолкнуть раскаты и переливы директорского голоса, как в портале офиса показались два дюжих скинхеда. Они несли Вершинина. Один держал его за руки, а другой за ноги.
- Прах покойного, - комментировал Денис, - был вынесен на руках близкими и друзьями.
Сотрудники вытащили третье глупого клона Льва Щаранского на крыльцо и принялись неторопливо раскачивать. Вершинин молчал, покорно глядя в синее небо.
- После непродолжительной гражданской панихиды... - начал Денис.
В ту же самую минуту скинхеды, придав телу Вершинина достаточный размах и инерцию, выбросили его на улицу.
- ...Тело было предано земле, - закончил Брюгель.
Вершинин шлепнулся на землю, как жаба. Он быстро поднялся и, кренясь набок сильнее прежнего, побежал по Бульвару Молодых Дарований с невероятной быстротой.

Вот примерно такими методами мои клоны и раскручивали ничего не подозревающих провинциальных правозащитников на мелкий гешефт. Что нельзя не признать позором и провокацией. «Не верь, не бойся, не проси» - этот старый диссидентский лозунг должен быть на устах у каждого рукопожатного интеллигента. Ведт жить надо не по лжи. Ведь никто кроме нас. Так победим!

С уважением, Лев Щаранский.

Comments

( 43 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
margret_stwt
Nov. 3rd, 2010 09:38 am (UTC)
Лев Натаныч, Вы меня напугали.. как страшно жить..
(Deleted comment)
solomon_shmukle
Nov. 3rd, 2010 09:52 am (UTC)
Не клон.
Я лично в этом убедился.

С уважением, Соломон Шмуклер
(Deleted comment)
(no subject) - solomon_shmukle - Nov. 3rd, 2010 10:01 am (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - solomon_shmukle - Nov. 3rd, 2010 10:16 am (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - solomon_shmukle - Nov. 3rd, 2010 02:26 pm (UTC) - Expand
(no subject) - andrey_uber - Nov. 3rd, 2010 12:14 pm (UTC) - Expand
(no subject) - solomon_shmukle - Nov. 3rd, 2010 02:27 pm (UTC) - Expand
solomon_shmukle
Nov. 3rd, 2010 09:51 am (UTC)
Ужасающе.
Ужасный век - ужасные сердца.
Какие подлые и кровавые провокации кровавой гебни!
И тут проклятый Сталин дотянулся!

С ужасом, Соломон Шмуклер
scaind
Nov. 3rd, 2010 10:01 am (UTC)
блин, ну Денис, ну рано пропалился же ((
barak_mongolov
Nov. 3rd, 2010 10:18 am (UTC)
Мы, молодые кавказские патриоты и партизаны, с глубокой тревогой прочитали о новом страшном оружии Медвепута. Эта новость повергла нас в шок и трепет. Но как говорится, "Citius, altius, fortius", что в переводе с сибирского звучит как "у меня есть мечта". Она у нас есть. Мечта, что настанут времена, когда мы все ноготопнем на могиле кровавого гебешного режима и дружно рукопожавшись водковыпьем за здравие правозащитного движения! Сегодня двое из нас обязательно взорвут себя во имя нашей мечты.
Движению акбар!
comradesuhov
Nov. 3rd, 2010 10:32 am (UTC)
немного не по теме, но хотел бы узнать, неужели среди орд варваров будет небольшой островок рукопожатности?
http://community.livejournal.com/ru_klukva_ru/650808.html
mirfutboll
Nov. 3rd, 2010 10:34 am (UTC)
У знаменитого правозащитника Льва Щаранского было 2 двойника, три тройника и один удлинитель :)
Bogdanov Alexey
Nov. 5th, 2010 12:44 am (UTC)
Троллите? Ну-ну.

:D
dpotehhin
Nov. 3rd, 2010 10:40 am (UTC)
Денис, а у вас Топовых постов в ЖЖ за этот год больше двадцати восьми?
Не рановато ли рапрощались с Щаранским?
pilgrimminstrel
Nov. 3rd, 2010 10:47 am (UTC)
Ваша увлекательная новелла "Атака клонов", дорогой наш Лев Натанович,произвела фурор и конфуз, вся моя лаборатория распечатала её для себя и своей родни, потратив недельную норму бумаги. Хорошо, что поставкой её ведает моя фирма, неофициально, конечно. Мелкий гешефт нужен всем

с уважением к Вашей рукопожатности,
Натансон, Институт Бонч-Бруевича
someonecurious
Nov. 3rd, 2010 11:02 am (UTC)
Ох, не зря!..
Не зря Маяковского звали Владимир Владимирович:

Всюду слышен ладоней скрип —
Это люди разносят грипп.

Удивительно нерукопожатый поэт и гражданин!

Так победим! За вашу и нашу! Моя твоя не понимай! Хай им грець!
zorya_d
Nov. 3rd, 2010 11:44 am (UTC)
Ну да! Я первый признал в нью-Панфилове слабо похожего двойника.
Опасность таки нависает над нами, Лев Натанович. Если раньше были только ГУЛАГ и
Дымящиеся мясорубки сталина (проклятого тирана), то сейчас к ним прибавились "Клонировачные чаны КГБ".
chapaev69
Nov. 3rd, 2010 12:02 pm (UTC)
О Панфилове
Агент КГБ продолжает интересоваться Вами. Будьте осторожны, Лев Натанович
http://chapaev69.livejournal.com/175196.html?thread=2882140#t2882140
idrussia
Nov. 3rd, 2010 01:02 pm (UTC)
Милостивый государь, Лев Натанович!

Исключительно из совестливости и скромности, позвольте небольшое замечание, так сказать, от нашего стола вашему, не побрезгуйте.

Все-таки, сделать небольшой гешефт с помощью своих клонов лучше, чем их расчлененка в подвале Матрешки.

К тому же это будет очень рукопожатно, совестливо, общечеловечно и по-европейски: брать соответствующую плату за свои живые, так сказать, копии, попивая элитный польский самогон у себя в районе. Посудите сами - делать ничего не надо, а монетка за каждую копию падает. И все законно, под контролем мировых демократических сил.

Думаю в будущем, когда сибирским Академгородком будет управлять все мировое сообщество, просвещенная западная элита и рукопожатные менеджеры, каждый сможет прикупить себе в клинике Мешалкина копию, а то и несколько и отправить их работать, получая за это справедливый гешефт где-нибудь на Багамах. Вот оно, настоящее светлое будущее, вот о чем мечтали сотни и тысячи замученных диссидентов, вот что будет значить жить не по лжи. Так победим!




(Anonymous)
Nov. 3rd, 2010 11:47 pm (UTC)
У вас черезвычайно неполиткорректный ю-пик.
У самого такой на бампере наклеен.
Не подписываюсь по недостоинству высказываться в сем храме рукопожатности и либерализма.
(no subject) - idrussia - Nov. 5th, 2010 03:15 am (UTC) - Expand
sasha_perelman
Nov. 3rd, 2010 01:23 pm (UTC)
Уважаемый Лев Натанович!
Ну поддали же мы вчера вечером жару этим православным гомофобам! Правда, я вот только что из больнички вернулся (сотрясение мозга и гематомы).

Так победим!

С уважением,
Саша Перельман
venceslav
Nov. 3rd, 2010 02:05 pm (UTC)
Я думаю, ты девство сохранил?!
venceslav
Nov. 3rd, 2010 02:04 pm (UTC)
Я думаю, долой кровавую гебню, а Соломона Хайкина прославить!
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 43 comments — Leave a comment )

Profile

Sovest
lev_sharansky2
За вашу и нашу Свободу!

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner