Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Sovest

Правила поведения в блоге.

Для меня право человека на свободу слова - неоспоримый приоритет, но вынужден принять набор правил поведения для читателей и комментаторов моего блога, в связи с непрекращающимися набегами чекистских веб-бригад на мою частную собственность.

1. Запрещаются хамство, мат, оскорбления посетителей. Я представитель интеллигенции и вас прошу вести себя соответственно.
2. Запрещено явное и тайное оскорбление Соединенных Штатов Америки и институтов демократии.
3. Если вы хотите, чтобы я отвечал на ваши комментарии, извольте называть меня по имени-отчеству - Лев Натанович или уважаемый Лев Натанович. Панибратства не потерплю.
4. Автор блога оставляет за собой право заносить в специальный список IP-адреса комментаторов, подозреваемых в связях с КГБ, на предмет применения люстраций при демократически выбранной власти в будущем.
5. Если вы френдите меня, желательно объяснить почему. В свою очередь френжу только блоги цивилизованных и интеллигентных людей.

С уважением, Лев Щаранский.
 
Pan

Кинконг чий?

«Щееее не вмееерла Украина», - люто-бешено взревели стюардессы в проходе самолета рейса «Борисполь – Гонгонг» и Шехтман с киборгами привычно бухнулся на колени. Что, впрочем, сделали и половина салона – по новым правилам, введенным паном президентом Зеленьским, предполетный инструктаж для пассажиров заменялся на пение украинского гимна бортпроводниками. В Гонконге бушевал Евромайдан, а значит Шехтман с киборгами Удавом и Жульеном скорее летели изучить обстановку по заданию пана Ляшка. Ведь если майдан, значит и власть меняется - пан Ляшко не упускал возможность зацепиться за министерский портфель в Китае, и направил туда своих эмиссаров с Подола. В финансировании поездки также участвовал могущественный барон Ратмир, который имел в Гонконге свои финансовые интересы. Барон планировал после победы протестувальников подмять под себя местный блошиный рынок, чтобы торговать там конями, гаданиями на печеньках и биткойнами в медных монетах.



Самолет взлетел, и побратимов начало нервно трясти, пока были в воздухе Украины. Никто не знал, когда доблестным ВСУ придет в голову сбить очередной гражданский борт. Боинг пересек границу и вошел в воздушное пространство российского оккупанта. «Кляти москали» с явным облегчением произнес Павло Шехтман и киборги заметно повеселели. Киборг Удав не забыл упрекнуть Пашу: «Законы Украины уже не действуют, прекращайте разговаривать на этом сельском диалекте». Шехтман обиделся и показал в ответ свой паспорт гражданина РФ: «Я-то русский, а кто тут хохол ипаный надо еще посмотреть». Обстановка накалялась, но киборг Жульен разрядил атмосферу бутылкой львивской горилки, которую он незаметно пронес через таможню в сапоге. Шехтман напомнил, что вообще-то они летят в коммунистический Китай и предложил для конспирации сменить позивные. Киборг Удав стал именоваться Олексием Красним, а киборг Жульен - Никитой Советским. Шехтман решил взять революционный псевдоним Саша Сталингулаг. Все сменили вышиванки на футболки с надписью «МЭЛС».

По прибытию в Гонконг киборги восторженно замолчали. Город поражал своим размерами после привычных Жмеринки и Крыжополя. «Кингонг гарний, только китайцев дюже много», - нарушил молчание киборг Удав. «Кинконг будэ украиньским, або безлюдним», - добавил киборг Жульен. “СУГС!», - подытожил Шехтман. Щедротами барона Ратмира побратимы заселились в приличный отель, со шведским столом. Поэтому на прием пищи каждый киборг брал с собой еще по две трехлитровые банки. Не оставлять же еду желтолицым. В первый же день разведали расположение местного рынка. Перед Шехтманом с киборгами встала дилемма – сделать упор на политическую миссию для пана Ляшко или заняться более прибыльными с финансовой точки зрения инсинуациями по заданию барона Ратмира. Разделиться никак не получалось – один из киборгов бы в этом случае страдал, наблюдая как побратимы греют руки на рынке.

Волевым решением Паша Шехтман принял нелегкое решение заняться рынком. С паном Ляшко как-нибудь побратимы решили разобраться в конце. Киборгов два раза упрашивать не нужно – Шехтман и сподвижники стремительным домкратом бросились изучать, где можно поживиться. Киборг Жульен бойко развернул на рынке торговлю элитным польским самогоном, львивской горилкой, трипольским насваем и знаками «Зал УПА» на воротник. Все это богатство сумел протащить на борт через знакомого кума-таможенника. Паша Шехтман наткнулся на полное собрание видеокассет с Брюсом Ли, Джеки Чаном и шаолиньскими монахами на видеокассетах в озвучке известного китайского сурдопереводчика Го Бли Нама. Киборг Удав просчитывал силовые варианта контроля рынка и какое количество украинских патриотов понадобится для сбора пожертвований ребятам на броники в АТО с одного гектара рыночной площади. Также не сговариваясь побратимы массово закупились дешевыми Ксайоми, приставками Дэнди, кассетами ТДК, пейджерами, тамогочами, спиртом «Ройал» и турецкими кожаными курточками для дальнейшей перепродажи на Подоле.

Миссия киборгов уже подходила к концу, а побратимы так и не побывали в районе протестов. На Нокии 3310 Павло Шехтмана скопилось около сотни звонков от пана Ляшка и Семена Семенченко. Нужно было что-то делать. Киборги накатили спирта «Ройал» с соком Йупи и устроили мозговой шторм. Ничего в голову не приходило. «В любой непонятной ситуации пой гимн Украины», - вспомнил Шехтман древнюю украинскую мудрость и киборги затянули Щеневмерлу. Через полчаса беспрерывного пения гимна киборга Жульена осенило. «Еврика!», - воскликнул он и посвятил в детали побратимов. Идея была и впрямь проста. Одеваемся в футболки полка «Азов», балаклавы. Идем на протесты, скачем там, поем гимн, делаем фото и выкладываем в твитор. После этого можно смело докладывать пану Ляшку, что Гонконг готов вернуться в родную украинскую гавань. Киборги допили спирт «Ройал» и неспешно выдвинулись в сторону гонконгского майдана.

"Пидорасы! Довбойобы! Гондоны!" - пан Ляшко сразу же наорал на киборгов, как только они установили сеанс связи по скайпу. "Вы что наделали дебилы? Теперь ваши ебальники во всех китайских СМИ!", - депутат-радикал незаметно для себя даже перешел на язык московского агрессора. Павло Шехтман старался мужественно держать удар: "Кик тик? Пилк Азив поставленну задочувалник виполнялник - свизился с протестувальниками та явил цъому узкоглизому майдану жовто-блакитные кольора". "Хуйера! Хуевальники!", - взорвался пан Ляшко, - "Вы хоть понимаете, что натворили? Плакал теперь второй фронт в Сибири!". Шехтман пытался воспользоваться запрещенным демагогическим приемом: "Слава Украине!". "Пошли нахуй!", - в ярости рявкнул пан Ляшко вместо привычного ответа и выключил трансляцию. "Пихуй, зырь скока спирта "Ройал" у нас", - пытался успокоить побратима киборг Удав. Киборг Жульен в дискуссии участия не принимал - он бегал по номеру и пытался упаковать в заполненный баул еще и гостиничные белье, полотенца и одноразовую зубную пасту. Вечером предстояло возвращение в Украину.

С увагой, панъ Щараньски.
Dissident

О бедном Навальном замолвите слово.

Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я часто задумываюсь о России и судьбах. Коротая вечера в трактире «Матрешка» близ Нью-Йорка, брайтонская интеллигенция путем мощных мозговых штормов с обилием элитного польского самогона тихо и застенчиво несет свою миссию – размышляет как нам обустроить Россию. Ведь никто кроме нас. Пока оппозиция в самой России занята склоками, скандалами, распиливанием грантов и сбором донатов, рыцари-жыдаи с Брайтон-Бич на полную мощность включают свои интеллектуальные мощности дабы обдумать золотой путь для этой страны. Триста шагов к свободе. Чтобы из всемирного пугала и Империи Зла получить 30-40 благовоспитанных и процветающих Швейцарий. Естественно с выплатой компенсаций всем пострадавшим в тюрьме народов, массового строительства музеев советской оккупации и Голодомора, осуществлением люстраций и вводом в эксплуатацию концлагерей свободы. Где можно будет спокойно покаяться за преступления царизма, сталинизма и путинизма. «Гори, гори моя звезда», как писала в своем эпохальном труде Валерия Ильинична Новодворская.



Лехаима Навального в последнее время незаслуженно хуесосят. Причем достается ему и от ваших, и от наших. Бей своих, чтоб чужие боялись. Даже цвет московской оппозиции, еще пару лет назад клявшийся в верности лидеру прекрасной России будущего, начал что-то подозревать, из-за того что бывший будущий мэр столицы стремительным домкратом улетел отдыхать в США, когда пошли массовые задержания людей, вышедших на митинги в поддержку его протеже Люды Писец. Сейчас Лехаиму Натановичу достается за очередной отпуск в Италии, уже двенадцатый за год. Пока сподвижники страдают на нарах, со слезами на глазах рассказывают о заблокированных банковских карточках и пытаются собрать скромный донат на канцелярку для офиса ФБК в Омске, предводитель по борьбе с коррупцией жрет пиццу в два горла в Пизе, постит фоточки из Италии в инстаграм и шлет хомякам лучи поддержки в твитор, с хорошим настроением призывая ну вы там держаться. Создается полное ощущение, что председатель Фонда Биткойн-Кошелька откровенно ссыт в глаза своим почитателям. Конечно он это делает, но не нагло и откровенно (как это описывается в кремлевских СМИ ботами Пригожина и Валерии), а тихо и застенчиво, как и подобает совестливому интеллигенту, пришедшему к успеху. Возможно просто его кураторы КГБ пытаются проверить степень терпения навальных хомячков, и оказываются в очередной раз посрамлены – донаты волной продолжают течь в лапы Лехаима на борьбу с коррупцией. Пилите, Лёня, пилите.

Почему сегодня я на стороне Лехаима? Пусть он хоть трижды провокатор КГБ, но гранты – дело святое. Можно сказать, боннэругодное. На чужой гранток не разевай роток. Ради жирного грантца не пожалею и Альбац. Поясню на личном примере. Несколько лет назад подал заявку на грант в GreenPeace за спасение кашалотов в Африке в центре Сахары. Заполнил документы по всей форме, приложил рекомендацию сенаторов Джона Маккейна и Джо Либермана. Люди в Гринпис, которые сидели на теме, были в курсе моей правозащитной деятельности, проблем не должно было возникнуть. Вечером, отмечая будущее получение экогранта, я вдруг сообразил, что перепутал кашалотов с крокодилами. Да и те живут где-то южнее Сахары. Но не вешать нос, правозащита. Мы с Яковом Айлисманом заказали дополнительно уиски со льдом и решили стоять до конца.

Как сертифицированному правозащитнику Freedom House, моя заявка на грант гринписовцами рассматривалась в приоритетном режиме. Так как экологические активисты в центральном офисе GreenPeace не знали, кто такие кашалоты (первоначально даже спутали с камшотом), в качестве эксперта по данной заявке они решили пригласить известную трансгендерную лесбиянку Машу Гессен, которая в это время числилась главредом «Вокруг Света», где и продвигала ценности радфеминизма. Гессен, с которой у меня до этого были легкие нелады, сразу нашла к чему придраться. Кашалоты, говорит, живут не в Африке, а в Австралии. В джунглях. Тут уже я растерялся:
- И как вы, уважаемая Мария, таки себе представляете кашалотов?
-Ох, Лев Натанович, они например такие.. маленькие. И немного летают тащемта.
-Австралия?
-Австралия.
-Австралия?
-Австралия! Ну это где кенгуры, кашалоты, панды и Натали, ебать ее в жопу, Имбрулья.



В ответ я ехидно напомнил Гессен старую детскую песенку «Аааа, в Африке кашалоты вот такой ширины. Аааа, в Африке кашалоты вот такой высоты». На что Гессен ничтоже сумняшись заявила, что в оригинале было «Аааа, в Африке геи вот такой ширины. Аааа, в Африке геи вот такой высоты». Вечер перестал быть томным. Я решил быть жестким и разъебать её по фактам, Маша Гессен тоже вышла из себя и включила режим мегеры:
- Хрена ты нам это фуфло втюхиваешь, а? Лохов нашел?
- Чё за канитель? Бабки за грант отдавай.
- На вот мафон, засадишь кому-нибудь, кенвуд, нормальный, рабочий.
- А ты чё здесь шестеришь? Чё мычишь, блядина?
- Ты чё городишь-то, ёп твою?
- Ты чё свои очки напялила и людей уже не видишь?
- Ты чё так базаришь, а? Где беспредел, где беспредел?
- Чё за предьвы бля, вы чё попутались что ли, крысу во мне увидели? Ничё себе вы такое говорите мне, укачало вас, по ходу?
- Ты чё буровишь, гандон?

Конструктивного диалога никак не получалось. Решил подключить тяжелую артиллерию: «Вот старшие подъедут, тогда и поговорим». Маша Гессен тоже набрала точку кипения и уже не могла остановиться: «Привози кого хочешь, мы любому обоснуем, кто ты и что ты, понял?». Набрал телефон сенатора Джона Маккейна. Старый боевой товарищ не подвел и сходу включился в битву за грант:
- Это, парни. Этот правозащитник работает с нами и кинуть его не получится.
- Никто не хочет его кидать, в Африке реально кашалотов нет!
- Мы говорим, что грант наш, ты стоишь и гривой машешь, поняла?
- Вообще-то это наша точка. Мы здесь работаем, Госдеп в курсе. Я - Гессен, это - мои близкие, а вы кто такие?
— Откуда нарисовались?
— Да это вы нарисовались, а мы тут были.
— Мы вообще с Байденом работаем, если чё. А вы чё, пацаны, здесь на теме что ли сидите?
— С Байденом?… Да… знаем.

К разборке подключился и сенатор Джо Либерман:
- Здорово парни, чё у вас тут за терки?
— Да вот, Натаныча на грант кинуть хотят!

Маша Гессен начала потихоньку соображать, что переоценила свои возможности и быкует на уж слишком влиятельных людей. Либерман сурово обратился к вагинал-активистке:
- Командир, а в чём проблемы? Мы вообще опаздываем.
— С грантом проблемы, вот мафон есть.
— Нахрена она мне упала? Ты на двадцатку эту молока у бабушки купишь сейчас. Короче, грант делаем и разбегаемся. Раунд!

В итоге договорились, что грант будет выписан на защиту африканских кашалотов, которые в душе чувствуют свою гендерно-полиаморную принадлежность к геям. Инцидент был исчерпан и в тот же вечер выдан в коробке из-под ксерокса. В трактире «Матрешка» устроили ацкий чад кутежа, с ходу пропив половину гранта. Ни чуть не смущаясь, пожаловала и Маша Гессен, заказав у гарсона Изи дико модные крымские вина. Гуляли всем Брайтон-Бич под звуки Вилли Токарева, ВИА Cannibal Bonner, Коррозии Металла и голой Марии на столе. В Африку защищать права кашалотов естественно никто не поехал. На вторую половину гранта я купил новенькую Нексию, остатки перечислил на Яндекс-кошеле Паши Шехтмана 14886667401937.

Мораль сей басни такова. Если кто-то выгрыз себе грант, то не смей обвинять, что не так потрачен. Сам перечислил донат Навальному? Спасибо и иди нахер. Думать нужно было раньше, до перевода денег. Если уже перевел, то изволь лайкать его посты из Америки или Италии в инстаграме и смеяться его смешным мемчикам про жуликов и воров. Не врать и не воровать. Шоколад не виноват. Лехаим донат добыл, а уж на что пустить – его личное дело. Один за всех (на заграничном отдыхе), и все за одного (в ГУЛАГе или секретной тюрьме для геев в Чечне). Ваше дело платить и не жужжать. Режим сам себя не скинет. Ведь жить надо не по лжи. Грабь, бухай, отдыхай! Украл, выпил, в Италию. За вашу и нашу свободу. Разом нас богато. Я люблю хачапури. В небе Боннэр, на земле Шехтман, в воде Шестой флот. В Италии Лехаим, в космосе Илон Маск. Мы здесь власть. Так победим!

С уважением, Лев Щаранский.
Sovest

Триста сортов колбасы.

Сегодня четверг, и по традиции в моем блоге начинается вечер творческой интеллигенции. Тихий и застенчивый интеллигент просыпается в плохом настроении и мутным взглядом смотрит в окно. "И сегодня не прилетели"' - вздыхает он об освободительных томагавках и разом опрокидывает полную чарку элитного польского самогона. Открывает биржевые сводки Степана Демуры и делает по его совету ставки на Азино Три Топора мелким прайсом. Поет гимн Украины и скачет в течении двадцати минут що не москаль. Утренние процедуры закончены и неполживец отправляется на уютную диссидентскую кухоньку для встречи верных сподвижников. На столе появляются скотландский уиски, демидрольное пиво, туркменский арак, клубничное смузи, водка по два двадцать и хуй без соли. В углу на книжной полке затаились томик Осипа Мандельштама, Капитал Маркса и «Украинская Атлантида» академика Вятровича. Рядом изгиб гитары желтой для пения треков Булата Окуджавы, Андрея Макаревича и Михаила Шуфутинского. На диване уже расположились нарды с гражданскими активистками. Чад кутежа можно тащемта начинать.

Триста сортов колбасы. Как много в этом слове. Любой совестливый интеллигент знает, что цивилизация отличается от варварства и мракобесия не развитой атомной энергетикой или числом ледоколов, а наличием в магазине именно этого количества различных сортов колбасы, пармезана, хамона, греческой клубники и мраморной говядины из Новой Зеландии. Зачем все эти ракеты, космос, подлодки, если вы не можете делать собственную качественную жувачку или вкусные гамбургеры? Народ России страдает и голодает, пока кремлевские чекисты тешат свое самолюбие ядерными ракетами или беспилотными Посейдонами. Пока терран громогласно обещает весь мир в труху, в Москве дикие очереди за хлебом по талонам. В Химках деликатесом уже считается обыкновенный еж. В Питере днем с огнем не найти шаурмы. А в Сургуте вообще доедают последний хуй без соли. Хорошо хоть Божена еще может себе позволить соленый хуй.

Настоящий президент этой страны должен не грозить всему миру ядерным апокалипсисом, а обеспечить продовольственную безопасность, наличие в шаговой доступности ларьков со свежеиспеченной шаурмой, передвигаться на велосипеде или электросамокате, а также регулярно сниматься в рекламе вкусной еды, например пиццы «Хат». Ведь президент – это не царь, а всего лишь наемный работник, который обязан прийти на интервью к Юрию Дудю и отвечать на самые каверзные вопросы. Продать все танки, ракеты, ржавые бомбардировщики, атомные электростанции к чертям и купить на эти деньги триста сортов колбасы, фуагра, мохито, хамона, пармезана и бурито в каждый продовольственный ларек. Именно такой должно стать послание к Федеральному собранию президента прекрасной России будущего. Никто не собирается нападать на Мордор, поэтому все эти орудия убийств абсолютно бесполезны и лишь ложатся тяжким бременем на плечи креативного класса, который и оплачивает все путинские хотелки. Верните всем честным и порядочным людям, геям, демократическим журналистам и эмо-большевикам триста сортов колбасы. Или мы снова сокрушим Империю Зла. Мы здесь власть! Это последнее предупреждение режиму от прогрессивной общественности, Стинга и Бжорк. А тремстам сортам колбасы целиком и полностью будет посвящен сегодняшний творческий вечер интеллигенции в трактире «Матрешка». За вашу и нашу свободу. Ведь жить надо не по лжи. Я люблю хачапури. Так победим!



С уважением, Лев Щаранский.
Hell

О хипстере бедном замолвите слово.

Молния! Сегодня произошло беспрецедентное событие. Депутат Госдумы от ЛДПР Василий Власов предложил ввести регистрацию такого личного электротранспорта, как сегвеи, гироскутеры, моноколеса. Кроме того, Власов предложил дополнить правила дорожного движения пунктами, регулирующими поведение владельцев электротранспорта. Когда я прочитал эту новость на своем Айфоне Х, меня так из душа окатило, что я пролил клубничный смузи на модный свитшот. В бешенстве закурил ароматный вейп со вкусом мраморной говядины и проклинал очередной факап. Не помогли даже поход в барбершоп с теплой винтажной атмосферой, тысяча лайков в инстаграме на свежий лифтолук и инвайт в директе от вегано-вагинальной певицы ртом Лаймы Вайкуле. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Дотянулся проклятый Власов.



Отобрать у хипстера гироскутер – это как отобрать у него вейп. А в вейпе, как известно, хранится душа креакла. Златая цепь на вейпе том. И днем, и ночью хайп ученый все ходит по лофту кругом. Зайдет направо - Гречку слышит. Налево – Пошлой Молли трек. Там чудеса: Варламов бродит, Макс Кац там на мосту сидит. Там на неведомом воркшопе, IOS-девелопер тусит. И всей этой ламповости хочет нас лишить Госдура, готовая принять очередной идиотский закон. За что криэйтили мудборды?




Нет числа преступлениям режима. Вспомните куда пропали все ловцы покемонов? Пересажали в секретные тюрьмы для геев в Чечне, тайком вывезя на воронках, замаскированных под развозку пиццы. Не вкусить им больше сочных митболов, диетических маффинов, рыбных наггетсов, панкейков, макарунов, чизкейков и фишболов из веганского меню по совету модного фуди. Не выкурить ароматный вейп со вкусом насвая. Не увидеть новой картины художника Павленского и не насладиться загадочным арт-хаусом режиссера Сенцова. Когда пришли за слоупоками и краби - я молчал, я не был покемоном. Когда пришли за хэштег-программерами - я молчал, я не был фрилансером. Когда пришли за Навальным я молчал, я не был мерчендайзером. Когда пришли за анимешниками я молчал, я не был чадосластцем-либертарианцем. Завтра придут за тобой. Слава Украине!

С уважением, Лев Щаранский.
Bonner

Падение черного ястреба.

Молния! Вчера произошло беспрецедентное событие. Секретный спутник под кодовым обозначением Zuma, запущенный в воскресенье ракетой-носителем Falcon 9 американской компании Илона Маска SpaceX, не достиг расчетной орбиты и разбился при падении в океан. В США начали расследование, однако на данный момент нет признаков диверсии или какого-либо другого вмешательства. В SpaceX отказались комментировать случившееся. Меня как из душа окатило. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Дотянулся проклятый Рогозин.



Удар по SapceX – это удар по Илону Маску. А удар по Илону Маску – это удар по всем нам, ибо южноафриканский миллиардер-самоучка с мотором является иконой креативного класса и лицом современной либеральной науки. Ведь Илон Маск обещал начало колонизации Марса уже в этом году, а тут получается, ракеты спутник вывести не могут на орбиту. Это такой же удар, как если бы айфон стал стоить вдруг в три раза дешевле, разом утратив свою элитарность. Неужели в этот раз Илон Маск ошибся? Это невозможно представить любому неравнодушному человеку, гею, демократическому журналисту и евроукру, учитывая предыдущие успехи любимца Силиконовой долины в сфере Tesla, Pay Pal и солнечной энергетики.

Ошибки инженеров Илона Маска реально быть не может, потому что это нереально. Ведь они воспитаны в цивилизованном мире, где йогурт появился не только лишь в 91-м году (любителям СССР привет). Не могут ошибаться люди в обществе, где развиты биржевые индексы, курс Форекса, майнинг биткойна, хамон, пармезан и триста сортов колбасы в каждом супермаркете. Тем более учитывая, что Илон Маск признанный гений в любом лофте, коворкинге и антикафе. А если это не ошибка в расчетах, значит имеем очередную провокацию КГБ. Русские хакеры вновь вышли на тропу войны с цивилизованным миром, нанося удары по сакральным скрепам Запада (Госдеп уже объявил о вмешательстве русских хакеров в выборы в Мексике, которые запланированы на этот год). Ведь не зря в Атлантическом океане барражирует разведывательный корабль Мордора «Янтарь», который находится ровно в точке падения секретного спутника Пентагона.

Итак, преступление раскрыто. По личному приказу Влада Путина русские хакеры и пранкеры Вован и Лексус проникли в процессор корабля (несколько дней назад как раз была обнаружена глобальная уязвимость всех процессоров – совпадение, не думаю). После чего по сигналу Глонасс в определенной точке произошло падение спутника в лапы морского дьявола-разведчика Орды. Дикость и варварство русни во всей красе. Что делать в этой ситуации всему прогрессивному человечеству, Стингу и Бжорк? Взяться за руки, чтоб не пропасть поодиночке. Объявить безграничный лимит доверия Илону Маску, так как программист-индус Теслы Рафик не виноват. Превентивно отстранить Россию от Олимпиады-2020. А также скинуться донатами на новый спутник для Пентагона на адрес Яндекс-кошелька 14886667401937. Ведь жить надо не по лжи. За вашу и нашу свободу. Так победим!

С уважением, Лев Щаранский.
Batono

История успеха.

Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я часто задумываюсь о России и о судьбах. В том числе о нелегкой доле правозащитника. Вынужденного порой перебиваться с хлеба на воду, в ожидании согласования очередной заявки на грант ответственным куратором из ЦРУ правозащитного фонда Freedom House. «А он мятежный ищет грантов, как будто в грантах есть покой». Это слова известного поэта-диссидента Семена Штангенциркуля с Брайтон-Бич стали символом целого поколения политэмигрантов, укрывшихся в Оплоте свободы от ГУЛАГа и притеснений КГБ. До сих пор множество отважных борцов за вашу и нашу свободу находятся на голодном пайке, потому что революционеров стало много и грантов и велфера на всех не хватает. Тем более очевиден в политике Госдепа приоритет в пользу мирных демонстрантов из ИГИЛ и Аль-Каиды. Поэтому сегодня я хотел бы представить вашему вниманию историю успеха обыкновенного евроукра, добившегося всего своим трудом. На Боннэр надейся, а сам не плошай.





«Меня зовут Богдан Поросюк, родной брат депутата Рады Володимира Поросюка, героя Майдана. Когда началась заварушка, приехал к брату в 47-ю сотню самообороны Майдана. Жил в палатке несколько месяцев, вечерами с побратимами ходили по Киеву и осуществляли люстрации ватных киевлян на благо революции. После победы Майдана благодаря брату 47-й сотню досталась охрана коммерсов на Крещатике. В отличие от других сотен самообороны налог на гидность с барыгу нас был всего 20%. С братом отношения испортились, после того как наша сотня наехала на коммерса, которого он крышевал. Потом началась АТО и у меня срочно объявились дела в родном селе Свинохирка в Тернопольской области. Нужно было провести там мусорные люстрации и поставить памятник Героям Небесной сотни.

В Свинохирке было не так весело и интересно как во времена Майдана в Киеве, но зато был знакомый военком. Если всех свидомых патриотов призовут на фронт и истребят в котлах, кто будет защищать в Украине достижения Майдана? Просто отдадим Украину Орде? Поэтому я вынужден скрепя зубами наблюдать, как гибнут побратимы в Донецком аэропорту, а другим глазом наблюдал и вовремя докладывал в СБУ о местной вате и бытовых сепарах. После получения безвиза съездить в Венскую оперу и попить кофе в Братиславе не удалось – нема грошей. Никогда украинцы не жили так плохо, как при Путлере. Несколько селянам удалось уехать в Польшу в хозяйство одного богатого пана, но все завидовали Богдане Заболоцкой – она устроилась проституткой в Будапеште. Благодаря заслугам перед Майданом меня выбрали головой села. Правда пришлось с побратимами сжечь дома других кандидатов.

В это время я услышал про майнинг биткоинов, начал читать твитер про блокчейны и решил серьезно заняться этим стартапом. Решил соответствовать образу успешного биткойнмайнера, поэтому купил вейп, гироскутер, начал пить клубничный смузи, а сельскую цирюльню переименовали в барбершоп. В заброшенном подвале с побратимами устроили лофт, огородили винтажной занавеской хакерспейс и в этой ламповой атмосфере устроили коворкинг. Но на вторых целеронах майнинг биткоина шел очень туго, поэтому на меня напала легкая депрессия. Рука Кремля дотянулась и до нашей Свинохирки. Краем уха я слышал, что вышел секретный указ Путлера блокировать транзакции криптовалют, которые майнятся украинскими патриотами.





Ситуацию спасли заезжие цыгане. Им очень понравилась Свинохаривка, и они предложили мне сразу полтора биткоина за село. Я яростно ответил, что Украиной не торгую и попросил пять биткоинов. В итоге сошлись на трех. Моими козырями было то, что в селе помимо гусей, свиней, галичан, коз и петухов было еще три портрета Бандеры и один памятник Героям Небесной сотни. Получив от цыган на руки три биткойна, я решил вернуться в Киев, благо набор в АТО уже был закончен. Один биткойн я хотел прокутить, половину биткойна вложить во фьючерсы Форекса, а полтора биткойна использовать как вступительный взнос в команду киборгов Паши Шехтмана. Даже до Тернополя дошли слухи о бригаде киборгов Удава, Жульена, Птнпнха, Голодомора, Антихуйла, Терминатора-2, Антикотла, Геббельса и Тараса Айвазовского, которые крышевали рынок на Подоле.

Приехал в Киев и выяснил, что все биткойны были фальшивые и сделаны из некачественной меди. Пан Шехтман рассказал, что биткойны бывают либо золотые, либо распечатанные на листах формата А4. Что было делать? Возвращаться обратно я не мог, так как все документы на село были уже у цыганского барона Ратмира, который держал всю Тернопольскую область. Но киборги решили помочь мне, как герою Майдана, и забили стрелку с цыганами на заброшенном бетономешальном заводе в Борисполе. Переговоры шли долго и упорные, но в итоге Ратмир согласился обменять свои фальшивые биткойны на пакет акций индийских МММ, которые развернул там предприниматель Сиргий Мавроди. Рекламу Мавроди я помнил еще давно по телевизору, поэтому тут врядли был обмен. В итоге я получил шестьдесят процентов от этого пакета акций, а сорок забрали себя Шехтман с Удавом за разруливание стрелки. И сейчас я кручу педали на генераторе у киборгов на биткойн-ферме и занимаюсь майнингом блокчейна, чтобы собрать на авиабилеты до Индии. Киборг Жульен советует не сильно торопиться, потому что цена индийских МММ растет с каждым днем. И когда я туда приеду, буду уже мультиплатиновым миллионером. Так Майдан сделал из меня человека, а не раба. СУГС!”

С уважением, Лев Щаранский.
Dissident

Конец модного лойера.

В Крыжополе Паша Шехтман приказал киборгам ждать на улице Бандеры и никуда не отлучаться, а сам пошел на улицу Шухевича, в сельсовет. Оттуда он вернулся довольно быстро.

– Все устроено, – сказал он повеселевшим голосом, – сейчас нас поставят на квартиру и дадут пообедать. После обеда мы будем нежиться на сене. Помните? – Молоко и сено. А вечером мы даем спектакль. Я его уже запродал за пятнадцать тысяч гривен. Деньги получены. Киборг Удав! Вам придется что-нибудь продекламировать, из «Истории древней Протоукрии », я буду гимн Украины, а Фейгин... Где Фейгин? Куда он девался?

– Он только что здесь был, – сказал киборг Жульен.





Но тут за плетнем, возле которого стояли киборги, послышалось свиное гоготанье и бабий визг, пролетели петушиные перья, и на улицу выбежал Марк Фейгин.. За ним гнался Анатолий Шарий, размахивая иммигрантской карточкой ЕС.

– Жалкая, ничтожная личность! – кричал Фейгин, устремляясь вон из деревни.
– Что за трепло! – воскликнул Шехтман, не скрывая досады. – Этот негодяй сорвал нам спектакль. Бежим, покуда не отобрали пятнадцать тысяч гривен.

Между тем разгневанный Шарий догнал Фейгина, изловчилась и огрел его лайками с ютуба по хребту. Крымско-татарский подданный свалился наземь, но сейчас же вскочил и помчался с неестественной быстротой. Свершив акт возмездия, Шарий радостно повернул назад.
– Теперь наша артистическая карьера окончилась, – сказал Паша Шехтман, скорым шагом выбираясь из Крыжополя, – обед, отдых – все пропало. Слава Украине!

Марка Фейгина они настигли только километра через три. Он лежал в придорожной траве и громко жаловался на Путина с гимном на устах. От усталости, страха и боли он побледнел, и многочисленные старческие румянцы сошли с его лица. Он был так жалок, что киборги отменили расправу, которую собрались над ним учинить.





– Хлопнули Сашко Билого да по могутной спинушке! – пошутил Шехтман, проходя.
Все посмотрели на Фейгина с отвращением. И опять он потащился в конце колонны, стеная и лепеча:
– Подождите меня, не спешите. Я старый, я больной, мне плохо… Гаага! Европейский суд по правам человека! Кремлевская шайка!.. Pussy Riot!.. Жалкие, ничтожные люди!..

Но киборги так привыкли к жалобам модного лойера, что не обращали на них внимания. Голодомор гнал их вперед в Зал УПА. Никогда еще им не было так тесно и неудобно на свете. Дорога тянулась бесконечно, и Марк Фейгин отставал все больше и больше. Киборги уже спустились в неширокую желтую долину, а защитник всех угнетенных Мордора все еще черно рисовался на гребне холма в зеленоватом сумеречном небе.

– Марк Захарыч стал невозможным! – сказал голодный Шехтман. – Придется его рассчитать. Идите, Удав, притащите этого симулянта!
Недовольный киборг Удав отправился выполнять поручение. Пока он вбегал на холм, фигура адвоката исчезла.
– Что-то случилось, – сказал киборг Жульен через несколько времени, глядя на гребень, с которого семафорил руками киборг Удав.




Шехтман и Жульен поднялись вверх.
Модный лойер лежал посреди дороги неподвижно, как кукла. Розовая лента галстука косо пересекала его грудь. Одна рука была подвернута под спину. Глаза дерзко смотрели в небо. Марк Фейгин был мертв.
– Забанили на фейсбуке, твиттере и адвокатской коллегии Московской области, – сказал Шехтман, чтобы хоть что-нибудь сказать. – Могу определить и без стетоскопа. Бедный лойер.

Он отвернулся. Киборг Удав не мог отвести глаз от покойника. Внезапно он скривился и с трудом выговорил:
– А я его побил за гранты. И еще раньше с ним дрался.

Киборг Жульен с ужасом посмотрел на Фейгина и запел латинскую молитву.
– Бросьте, Жульен, – сказал великий Павед Шехтман, – я знаю все, что вы намерены сделать. После псалма вы скажете «Бог дал, Бог и взял», потом «все под Богом ходим», потом еще что-нибудь лишенное смысла, вроде «ему теперь все-таки лучше, чем нам». Всего этого не нужно, киборг Жульен. Перед нами простая задача – тело должно быть предано земле.

Было уже совсем темно, когда для модного лойера нашлось последнее пристанище в соцсети Ukrainians. Фейгину сделали аккаунт, накрутили первые лайки и подписали на крымско-татарские паблики. Теперь могила была готова. При спичечных вспышках химкинский экологический активист вывел на плите куском кирпича эпитафию:
Здесь лежит
Марк Захарович
Фейгин,
человек без Родины

Шехтман снял свою бандеровскую мазепинку и сказал:
– Я часто был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший аферист, самозванец и адвокат. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счет общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Марк Захарович не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Все. СУГС!





Киборги Удав и Жульен остались недовольны надгробным словом Шехтмана. Они сочли бы более уместным, если бы правозащитник распространился о благодеяниях, оказанных покойным обществу, о помощи его Pussy Riot, Надежде Савченко и крымско-татарским членам Межлиса, о чуткой душе покойного, о его любви к детям, а также обо всем том, что приписывается любому покойнику. Киборг Удав даже подступил к могиле, чтобы высказать все это самому, но Паша Шехтман уже надел мазепинку и удалялся быстрыми шагами.

С уважением, Лев Щаранский.
Hell

На графских развалинах.

Сегодня четверг, и по традиции в моем блоге начинается вечер творческой интеллигенции. Тихийъ и застенчивыйъ интеллiгентъ просыпается ранним утром, произносит «Бонжур» и ждет пока батлер принесет ему его любимый скотландский уиски со вкусной и хрустящей французской булкой. Батлер в итоге так и не приходит, и неполживец вынужден самостоятельно наливать себе элитный польский самогон, вспоминая Россию, которую мы потеряли. Балы, красавицы, лакеи, юнкера. И вальсы Шуберта, и хруст французской булки. Еще немного погрустив, совестливец отправляется на уютную диссидентскую кухоньку для встречи верных сподвижников. На столе появляются спирт «Ройаль», демидрольное пиво, львивская горилка, шампанское «Кавалергардское», лейб-кирасирская водка «Корона Империи» и польские яблоки. На полке верно стоят «Табель о рангах» и томик Осипа Мандельштама. В углу притаилась гитара для пения песен Блата Окуджавы и гусарской баллады. На диване почивают штатс-фрейлины с нардами и монпаньсе. Вторую часть Марлезонского балета можно начинать.

Сто лет большевистского переворота. Это дата красной нитью откладывается в голове либерального интеллигента. Эмиграция, Сталин, ГУЛАГ, диссиденты-шестидесятники, психдиспансеры, статьи за гомосексуализм и тунеядство, Солженицын, Сахаров, НКВД. У каждого честного и порядочного человека, гея, демократического журналиста и евроукра похитили его будущее. Ведь не будь этого переворота, каждый интеллигент обладал бы как минимум небольшим имением с 50-100 крепостных душ из числа ватников. Потому что главной ценностью страны бы был высокий интеллектуальный уровень его творческой элиты. Философские пароходы остались в этой стране, а значит айфон, брокерские сделки и форекс изобрели бы именно в России. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Как из душа окатило. Дотянулся проклятый Сталин.

Сто лет украли коммунисты у креативного класса. И сейчас бы лучшие представители креаклов не харчевались в Жан-Жаке в ожидании донатов на Яндекс-кошелек, а были бы графьями, баронами и князьями, которым был рад в Европе принц Чарльз и голландская королева. Почему реально умные и благородные люди или геи в этой стране оттираются в оппозиции, в ожидании сомнительных грантов от разных проходимцев, а не управляют городами, областями или на худой конец свечным заводиком? Большевики устроили революцию, выгнали всех умных людей, и генетически семьдесят лет выращивали тупое быдло и анчоусов. А люди с хорошими лицами вынуждены, как и встарь, вновь бежать из страны в Украину или Париж. Потому что пермский токарь не понимает всю идею элитарности быть в первой сотни владельцев новенького айфона. Не понимает жертвенности креативного класса, который готов сутками стоять в очереди за подлинным символом свободы. А ведь большевики украли не просто свободу. Большевики украли триста сортов колбасы. Зачем стране ракеты и спутники, если в магазинах нет хамона и пармезана? Жизнь напрасна. Слава Украине!



С уважением, Лев Щаранский.
Sovest

Жить не по лжи.

Сегодня четверг, и по традиции в моем блоге начинается вечер творческой интеллигенции. Тихий и застенчивый интеллигент просыпается в плохом настроении, и сразу кидается читать новости об узнике совести Кирилле Серебрянникове. Ряды жидеют, становится совестливо и гадливо на душе. Еще и проклятый крымский мост достраивают оккупанты, чтобы угнетать крымско-татарские племена. Не радуют даже радостливые сообщения биржевого аналитика Степана Демуры о снижении цены нефти Brent. Неполживец залпом выпивает полную чарку элитного польского самогона и отправляется на уютную диссидентскую кухоньку для встречи верных сподвижников. На столе появляется лапша быстрого приготовления «Навальный», скотландский уиски, львивская горилка, вейп с демидрольной жижей, чаек з Майдану и элитарный коньяк «Театралъ» со вкусом говна. Гитара со сломанной декой готова извлекать из себя звуки треков Булата Окуджавы. А томик Осипа Мандельштама занял позицию жертвы режима на верхней полке, трепетно напоминая о России, которую мы потеряли, и трансфере Неймара. На диване уже расположились нарды с гражданскими активистками, отчаянно постящими сэлфи в инстаграм. Чад кутежа можно тащемта начинать.

Жить нужно не по лжи. За вашу и нашу свободу. Не верь, не бойся, не проси. Не забудем, не простим. Беда нынешней оппозиционной России – упал градус рукопожатности моральных авторитетов, которых заменили фальшивые узники совести с пятнадцатидневными условными сроками. Богатыри не вы. Где былые авторитеты? Елена Боннэр. Академик Сахаров. Владимир Буковский. Михаил Шуфутинский. Валерия Новодворская. Борух Немцов. Булат Окуджава. Соломон Хайкин. Мордухай Ходорковский. Борух Березовский. Монстры. Глыбы. Иных уж нет в живых. Иные в британских тюрьмах за чадосластие. А иные уже и скурвились, тихой сапой льющие воду на радость режиму.

Не только лишь все диссиденты старой школы остались в строю, неся шок и трепет террану Владу Путину. Соблюдая права человека. И стойко защищая общечеловеческие ценности в правозащитных фондах. Остались ваш покорный слуга, Слава Рабинович да Моисей Жидоплясов в Торонто. Ряды жидеют. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Как из душа окатило. Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке. Разом нас богато. У Мордора есть шанс стать по-настоящему демократической страной (уютной Швейцарией от Бирюлево до Бибирево) пока стоит трактир «Матрёшка». В котором брайтонская интеллигенция каждый день в результате бурных мозговых штормов обсуждает как нам обустроить Россию. Пропадет брайтонская интеллигенция – пропадет и эта страна. Лелеять и беречь КПСС(щ). Как единственную надежду. Голосуй за Щаранского. Мы здесь власть. Так победим!



С уважением, Лев Щаранский.