?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: музыка

[sticky post] Правила поведения в блоге.

Для меня право человека на свободу слова - неоспоримый приоритет, но вынужден принять набор правил поведения для читателей и комментаторов моего блога, в связи с непрекращающимися набегами чекистских веб-бригад на мою частную собственность.

1. Запрещаются хамство, мат, оскорбления посетителей. Я представитель интеллигенции и вас прошу вести себя соответственно.
2. Запрещено явное и тайное оскорбление Соединенных Штатов Америки и институтов демократии.
3. Если вы хотите, чтобы я отвечал на ваши комментарии, извольте называть меня по имени-отчеству - Лев Натанович или уважаемый Лев Натанович. Панибратства не потерплю.
4. Автор блога оставляет за собой право заносить в специальный список IP-адреса комментаторов, подозреваемых в связях с КГБ, на предмет применения люстраций при демократически выбранной власти в будущем.
5. Если вы френдите меня, желательно объяснить почему. В свою очередь френжу только блоги цивилизованных и интеллигентных людей.

С уважением, Лев Щаранский.
 

Светлая память.

Сегодня четверг, и по традиции в моем блоге начинается вечер творческой интеллигенции. Тихий и застенчивый интеллигент просыпается с дикой головной болью после вчерашнего пре-чада и поспешно наливает себе полный бокал элитного польского самогона. Голова дико болит и раскалывается, не помогает даже пение украинского гимна. Усилием мысли неполживец вспоминает, что скоро выходит новый айфон, а значит можно занять очередь и продать место в ней какому-нибудь миллениалу за 500 тысяч рублей. На душе становится чуть радостливей, но лента твитора вновь вносит душевный разлад – по всей стране идут обыски в штабах Навального, 37-й год вернулся, а черный воронок, замаскированный надписью «Яндекс-еда», уже возможно выехал за интеллигентом, чтобы увести его в секретную тюрьму для геев в Чечне. Вновь становится совестливо и гадливо на душе, и чтобы скрыть эти настроения рукопожатец отправляется на уютную диссидентскую кухоньку для встречи верных сподвижников. На столе появляется скотландский уиски, водка по 2.20, клубничное смузи, дико модные крымские вина, спирт «Ройал», бальзам Битнера, боярышник «Сотенной» и мраморная говядина из Новой Зеландии. Тут же на потертой табуретке лежат наизготовку томик Осипа Мандельштама, газета «Искра» за 1902-й год и брошюра Боруха Немцова «Путин. Итоги». Под рукой и гитара для пения композиций Булата Окуджавы, Тимати, Гуфа и Нойза МС. На диване расположились нарды с гражданскими активистками. Чад кутежа можно тащемта начинать.

В августе этого года скончался король шансона Вилли Токарев, человек и пароход. Токарева обожал весь Брайтон-бич, он был вхож в самые высокие круги брайтонской интеллигенции и вместе с Коррозией Металла неизменно был хэдлайнером ежегодного крупного бруклинсокго openairфестиваля Matreshka-Fest. Любое заседание Совета старейшин трактира «Матрешка» всегда начиналось с гимна Украина и трека шансонье «В шумном балагане». Его выступления в ресторане «Поручикъ Кацманъ» всегда собирали полный зал и имели бурный ажиотаж. Даже афроамериканцы из Гарлема, злейшие враги брайтонской интеллигенции, уважали Вилли Токарев, а известный рэпер Фифти Сент даже делал кавер на его трэк «Ростовский урка». Я помню, что Вилли был настолько щедр, что регулярно давал в долг очередному правозащитнику до получения гранта. Несмотря на свой звездный статус он с охотой присаживался за столики к интеллигентам в трактире "Матрешка", чтобы обсудить свежие брайтонские новости или открытие нового рашенспикэбл эмигрантского магазина.

И вот теперь его нет с нами. Уходит старый добрый Брайтон-Бич. Бруклин который мы потеряли. В этой ситуации нам всем стоит взяться за руки, и помнить о наследии короля шансона. Шансон стал звездой путеводной для всего нашего поколения, сокрушившего Империю Зла и переехавшего наслаждаться свободой и тремястами сортов колбасы на Брайтон-Бич. Ни русский рок, ни русский рэп, ни техно или драменбас звучали на творческих вечерах, а именно русский шансон. Единственная моя, мало половин. И наша задача - сделать русский шансон великим эгейн. Мы, русские, своих не обманываем. В пятом поколении коренной москвич, я хожу в "Матрешку", кушаю там дичь. Або шансон або геть! Ведь жить надо не по лжи. За вашу и нашу свободу.



С уважением, Лев Щаранский.
Сегодня речь пойдет не о политике, а о музыкальных направлениях. Большинству читателей моего блога известно, что я предпочитаю музыку интеллигентную – бардов Булата Окуджаву, Александра Галича, Нателла Болтянская, шансонье Вилли Токарева. Люди эти, помимо исполнения музыки высочайшего качества, романтических и диссидентских стихов, внесли немалый вклад в разгром Империи Зла, за что пользуются заслуженной славой среди поклонников свободы.

Однако в юности я увлекался несколько другой музыкой. Рок-музыка, запрещенная в Союзе, была выражением нашего бунтарства и свободомыслия. Мы, молодые диссиденты, были заядлыми фанатами панк-рока, протестовали против бесчинств режима. Тогда очень трудно, практически невозможно было достать качественную музыку с Запада, но в наших арсеналах хранились такие апологеты панк-рока, как «The Beatles», “Rolling Stones” и “Napalm Death”. Нашими кумирами были не Гагарин и Стаханов, а подлинные герои Элтон Джон и Роб Хэлфорд. КГБ всячески препятствовала распространению панк-рока, поэтому, когда удавалось достать новый альбом «Biohazard», мы радовались как дети, что в очередной раз сумели провести большевиков. Особым шиком тогда было среди свободомыслящей молодежи неторопливо петь на кухнях под гитару мягким голосом Ли Дорриана свежие хиты “Napalm Death” с альбома “Scum”.

Чтобы избежать риска быть обнаруженным, часто панк-пластинки прятались в конверты от советских бездарностей. Хотя можно были все равно попасться. Так, в 74-м, я, получив свежий стафф от барыг, спрятал его в обложку альбома Кобзона. На свою беду я проходил мимо кабака, забитого чекистами, которые пили водку и играли на балалайках. Увидев в моих руках пластинку Кобзона, они решили попеть коммунистические песни и поставили содержимое конверта на свой граммофон. Каково же было их удивление, когда вместо песен о строителях БАМа, они услышали свежий альбом Cannibal Corpse. Это стал первый раз, когда я попал в психиатрическую клинику. Мне еще повезло. В 85-м, обнаружив в квартире Якова Айлисмана три пластинки «Битлз», КГБ приговорило его к смертной казни. Лишь в последний момент Яков Моисеич улизнул через турецкую границу в Израиль. Правда там ему не понравилось, и позже он перебрался на Брайтон.

С приходом к власти Михаила «Освободителя» Горбачева ситуация несколько улучшилась. Появился целый сонм талантливых панк-групп, которые не стыдно было показать и зарубежной публике. В этом ряду отдельно стоит, безусловно же,«Кино», игравшие мелодичный хардкор флоридской школы, с харизматичным Виктором Цоем на вокале, чей широкополосный баритон запросто мог соперничать с ведущими оперными тенорами. Символом поколения 80-х стал их скоростной боевик «Перемен!». Популярность «Кино» выходила и за пределы Советского Союза. Так недавно, по секрету, Ларс Ульрих из «Metallica» признался мне, что взять в руки гитару его заставил трэк “Мама-Анархия”. К сожалению, вольнолюбивый Цой был костью в горле для КГБ и его устранили таким же образом как Соломона Михоэлса, сбив автобусом с чекистами.

Выделю еще ДДТ, играющие смесь раздолбайского панк-рока со speed-metal, и позже оказавшие непосредственное влияние на NOFX. Юра Шевчук до сих пор остается настоящим панком и не боится резать правду-матку в лицо сытым харям из «Единой России».
Борис Гребенщиков со своим «Аквариумом» талантливо исполнял скоростной ска-панк с элементами пост-хардкора. «Воскресенье» зажигало позитивный скейт-панк. «Наутилус» радовал своим поп-панком калифорнийской волны. Иногда можно было пустить слезу под эмокор ленинградской «Алисы». Ощущение глотка свободы, исходившее от музыки этих команд, усиливало открытие в это же время ресторанов «Макдоналдс», где наконец-то можно было нормально поесть культурному человеку, не боясь быть отравленным.

В 90-е, переехав в США, я стал слушать менее агрессивную музыку, ибо теперь не нужно было каждый день бороться с режимом, а можно было расслабиться и пировать в цивилизованной стране. Но, не смотря на смену приоритетов, я все же следил за событиями на российской панк-сцене. 90-е, это золотое время российской государственности, родило немало талантов. Например, самым ярким панк-бэндом была без сомнения «Коррозия Металла», например. Вся «Matreshka» даже неоднократно завидовала угарному чаду кутежа, устраиваемого например харизматичным Сережей Троицким, например. Например, расскажу один случай. Например, в нашем трактире регулярно проводились интеллигентные поэтические вечера, на которых мы, например, читали стихи Осипа Мандельштама и Иосифа Бродского, пели, например, под гитару песни Булата Окуджавы, например «Возьмемся за руки друзья». По ходу действа, вдохновленный выпитой, например, украинской горилкой, Яков Моисеич отобрал гитару у очередного барда и начал горланить композицию из репертуара «Коррозии», например: «Эй, ты, водки дай, зверю чтоб взорвали рай, русской водкой нас встречай, водка - дьявол, водки дай!» Хотя на утро ему было очень совестливо и стыдливо на душе..

В сегодняшней путинской России также находятся коллективы, которые меня радуют, как давнего поклонника панк-рока. Всем рекомендую ансамбль «Оригами» из Санкт-Петербурга. Некоторые песни нуждаются в особом представлении и являются обязательной программой для всех борцов с режимом.
«12 секунд» - это удивительная лирическая баллада, посвященная гибели Ани Политковской.
«Ради чего?» - песня о страданиях Михаила Ходорковского.
«Смысла больше нет» - трагическая композиция о закрытии программы «Куклы» Виктора Шендеровича.
«Без лишних слов» - хитовый боевик о диссиденте, которого готовятся расстрелять чекисты.
«Наполовину прав, на полпути отсюда» - эпическая драма о неразделенной любви молодого демократа к Валерии Новодворской, перемежывающаяся с ревностью к Константину Боровому.



Таким образом, на моем примере, видно, что, на первый взгляд несовместимое, казалось бы, сочетание настоящего интеллигента и панк-музыки весьма возможно и органично, ведь это не тоталитарный раб, а свободная ЛИЧНОСТЬ. Если оружием пролетариата является булыжник, то главное оружие творческой интеллигенции – умение грамотно доносить свои мысли, облаченные в стихотворные, поэтические и музыкальные формы. И умение жить не по лжи.

С уважением, Лев Щаранский.

Profile

Sovest
lev_sharansky2
За вашу и нашу Свободу!

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner